Olafs Kludzins

13 марта 2014 г.

Вероятно, уже многие обратили свое внимание на то, что «KALEVALA» расширяет свою географию в отношении участников и штаба гонки. Вот и помощник Маршала, Olafs Kludzins, приехал в Россию из Латвии. А так как он прекрасно говорит на русском языке, ни в коем случае нельзя упускать возможность пообщаться с ним и задать интересующие нас вопросы.

- Olafs, как получилось так, что Вы стали помощником главного судьи на гонке «KALEVALA»?

- Со мной связались организаторы и предложили поучаствовать. Формат соревнований с автономными этапами заинтересовал меня. Я не стал раздумывать, а просто сказал: почему бы нет?

- Случалось ли Вам до этого бывать в России? И какие у Вас впечатления от п. Калевала?

- Да, мне уже доводилось быть в России, но в Калевале я первый раз. Когда сюда ехал, я уже был несколько знаком с вашей страной, поэтому и поселок не стал для меня чем-то невероятным. Да, он находится в некотором отдалении от цивилизации, но и в Европе тоже такое встречается, например в Норвегии. В целом мне здесь нравится. Если бы не дороги, я бы с радостью приезжал сюда погостить.

- Пробовали ли Вы себя в ездовом спорте?

- Да. У меня есть собака, я занимался с ней скиджорингом, а летом, когда нет снега, байк-джорингом. Но это не из-за страсти к спорту. Моя жена захотела собаку. У нас появился сибирский хаски, а с ним ведь нужно заниматься.

- А как так получилось, что Вы стали судьей?

- Ну, существует стереотип, что судьями становятся те люди, которые не смогли добиться высоких результатов в спорте. Наверно, это так. Я не претендовал на высокие результаты, хотя порой они были.

- С чего же началась Ваша карьера организатора?

- Так совпало, что в то время, когда у нас с женой появилась собака и мы стали думать, чем с ней заниматься, в Латвии начал развиваться ездовой спорт. Мы нашли единомышленников, трассы и дисциплины, в которых хотелось себя опробовать. Первые гонки проводили сами, конечно, нужно было и организовывать, и судить. В это время мы учились на своих же ошибках, и набрались опыта во всех отношениях. Уже потом создали Клуб ездового спорта, а после и Федерацию ездового спорта.

- А насколько большой у Вас опыт проведения гонок?

- Я занимаюсь этим с 2009 года. Мне приходилось выступать в роли Маршала, судьи и  просто организатора на разных гонках. Но у нас в Латвии они проводятся редко из-за погодных условий. Например, в феврале этого года у нас отменили соревнования, потому что не было снега, зато я приехал в Россию.

- Что же приносит Вам больше удовольствия: участвовать в гонках в качестве спортсмена или судьи?

- Так сложилось, что организаторская деятельность мне больше по душе. В этой сфере я чувствую себя уютнее. Но у меня есть в планах продолжить тренироваться с собакой.

- Насколько тесное происходит взаимодействие с участниками?

- Достаточно тесное. Ведь миссия судьи заключается не в том, чтобы дисквалифицировать, быть строгим и плохим. Достаточно присматривать, как говорится, чтобы мыши по столу не бегали. А так судья должен помогать, объяснять. Но и дистанция некоторая должна быть. Да, я так думаю.

- Вы беспристрастный судья или среди участников у Вас есть фавориты?

- Да, есть, но это никак не влияет на результаты. Просто я уважаю людей, которые много работают, которых слушают собаки. Это огромный труд. Так же мне нравятся позитивные люди, например, Алексей Ковалев. Он всегда встает на трассу и сходит с нее с улыбкой.

- Отличаются ли гонки в России от тех, которые проходят в Европе?

- Все гонки разные, каждая открывает что-то новое. В России же больше соперничества. Это есть на любой гонке, но именно среди русских спортсменов чувствуется этот дух борьбы. Как говорит Маршал гонки, Nils Finsrud: «Человек он очень приятный, но когда одевает номер участника, он моментально меняется».

Olafs, большое спасибо Вам за приятную беседу. Надеемся, что приятные воспоминания о гонке «KALEVALA» будут посещать Вас долгое время.