Арсений Белорусец. "Как я не прошел "KALEVALA 2012"

31 августа 2012 г.
Сейчас уже с момента гонки прошло полгода. За это время что-то забылось, а что-то, что было незаметно сразу, теперь оказывается виднее. Я пишу этот текст, основываясь на записях, которые сделал непосредственно после гонки для себя и своей команды, однако позволю себе вносить в него некоторые корректировки, т.к. задача данного текста не анализ прохождения каждого из этапов, а просто рассказ о том, как оно было.
 
 
Расскажу по порядку о том, как наша упряжка участвовала в гонке KALEVALA 2012.

Гонка-пролог. Она, вообще-то, должна была, по моему представлению, стать легким скоростным этапом. Дистанция маленькая – 23 км, рельефа почти нет, погода подходящая – небольшой минус, где-то -5. У нас очень удачная стартовая позиция: стартуем третьими, первая упряжка Лены Мачтиной, очевидно, пойдет небыстро, а вот перед нами два потенциальных «паровоза» Михаэль Хесс и Миша Брагин. В общем, все супер. На этот «спринтовый» этап ставлю самую быструю пару лидеров: Аксель-Габи. Выходим на стартовую линию: 5-4-3-2-1-Старт… Полетели.
Пролетели стартовый коридор, спустились на озеро и… охренели. Это, мягко говоря.  Кругом белая снежная гладь, над которой поземка. Ощущение, что ты попал по ту сторону телеэкрана National Geographic. Куда бежать понятно только человеку, да и то условно, трассу можно заметить только по вешкам, они стоят каждые несколько сот метров. Как правило, видно только следующую вешку. Доходишь до нее, ищешь глазами следующую и – вперед. Лидеры не понимают вообще ничего: трасса им не видна, т.к. все заметено снегом. Зато если с трассы сойти, проваливаешься не на 15-20 см (на столько проваливаешься на трассе), а на все полметра можно уйти.
Перепутались, остановились. Якорю упряжку, бегу распутывать. Не тут-то было. Якорь упряжку не держит вообще. Сверху мягкий снег – из него якорь сразу же вырывает, снизу – твердый лед – в него якорь не вбить. Ну да ладно, как-то приспособился. Распутались. Обогнали девочку, которая стартовала первой. Идем по трассе галсами – от обочины к обочине. Впереди виднеется Брагин, у него тоже запутались собаки. Догоняем. Впереди – Хесс. Догоняем и его. Он предлагает нам дорогу, но мы вежливо отказываемся. Цепляемся и идем за ним.
Тут самое время сказать еще про одно «погодное условие»: ветер в харю (да еще и не совсем в харю, а как бы в «три четверти») скоростью (по прогнозу) 8 м/с. Это очень много... А на озере, где его ничего не сдерживает, это очень-очень много. Михаэль  едет на корточках, спрятавшись за полог нарты, чтобы уменьшить сопротивление. Я следую его примеру, и это действительно оказывается эффективнее, чем толкаться.
Доходим с ним до развилки, где можно повернуть в три разных стороны, вешки стоят по самому левому направлению, но собаки – ни его, ни мои – туда идти не хотят. Тогда Михаэль, который находится передо мной, якорит своих и выводит на правильную дорогу моих лидеров. К сожалению, оценить этот широкий жест я не успел, т.к. лидеры поспешили вернуться обратно на неверную дорогу. Надо было ставить на этот этап Дейзи-Вито, не таких быстрых, но более управляемых, но кто ж знал, что он будет таким!.. Якорю упряжку и вывожу лидеров немца, они оказались сообразительнее и пошли по верной дороге. Мы за ними. Оглядываюсь назад, вижу как на том же повороте мучается Брагин (ему уже никто не мог помочь вывести лидеров).
Едим дальше: прокладываем дорогу. Через какое-то время, уже недалеко от первого захода на берег (а схема трассы примерно такая: 10 км озеро - 7 км берег - 5 км озеро) нас догоняет и перегоняет Брагин. Выходим на берег, собаки ускоряются, но видно, что они сильно устали. Михаэля не отпускаю, но вот нас обоих потихоньку начинают обходить упряжки… Одна, другая, третья, пятая… В какой-то момент я останавливаюсь, чтобы поменять лидеров, и мы теряем и немца.
Снова озеро. Идем медленно, но верно. В какой-то момент догоняем скиджеров. Как раз в этом месте все уходят налево, хотя соответствующего знака нет. Идем со всеми. 
Нас догоняет и перегоняет Женя Валеев, с которым происходит любопытный инцидент. После обгона он оборачивается к нам и с самыми добрыми намерениями задает какой-то вопрос (типа «Все в порядке?» или «Цепляться будете?» - уже не помню, да это и не важно). Так вот, мои лидеры смертельно испугались, когда огромный небритый мужик с лыжной палкой повернулся в их сторону и что-то громко сказал. Их реакция была молниеносной: они резко отпрыгнули вбок и, конечно, тот час ушли под снег.
Догоняем Андрея Прокошина с Малышом и Реном, идем с ними параллельно, с одной и той же невысокой скоростью. Поставленный в команду Аксель постоянно норовит перепрыгнуть через потяг, чем добавляет тоскливых красок в и без того не самую веселую картину.
Финишируем. Радует только три вещи:
1.      Собов первый
2.      Мы это прошли
3.      Мы быстро собрались и первыми вернулись на базу: у собак будет больше отдыха.
Осматриваем собак. Травм нет, но очень сильно забиты передние лапы. Задние почти в норме, а вот передние забиты, так как пришлось грести по снегу. Делаем массаж, на утро лапы уже получше.
Приходит известие о том, что Брагин и Тюрюмин заблудились на трассе и прошли около 50 км. Ходят слухи, что результаты могут из-за этого отменить. Рассказываю об этом Хессу, он в ответ: «Это было бы странное решение, мы же шли первыми и не заблудились, а нам, очевидно, было сложнее…» Логика понятная, но справедливости ради следует заметить, что они заблудились уже после того, как нас перегнали. В том самом месте, где был промаркирован, но сорван порывами ветра левый поворот.
Вечером проходит собрание, на котором маршал объявляет о своем решении отменить результаты этапа. Решение спорное, но обжалованию не подлежит.
                                                             
Второй день. Он же – первый этап. 77 километров, трасса проходит по лесу всю дорогу и только под конец выходит на озеро всего на «несколько» километров. Ну и сам старт, к слову, тоже с озера.
Стартую опять за Хессом, за мной – Брагин. Старт получился не ахти (вернее, сам старт отличный, а вот метров через двести вышла заминка, уже, честно говоря, и не помню, с чем связанная. А сразу после нее еще одна, связанная с тем, что собаки не хотели направо, а почему-то только налево. Как раз в этом месте нас обогнал Брагин и мы поехали за ним. Как выразился Дядя Миша, «Все честь по чести, вчера вы меня катали, сегодня я вас». Еще он заметил, что на этом этапе единственное, что может произойти с собаками, это перегрев и рассказал, что он делает с собаками в таких случаях (запихивает в рот снег и втирает его в шкуру – последнее, увы, бессмысленно с «шерстистыми»). Едем за Брагиным, но уж больно медленно. Видно, что у него собаки не особо бегут: линия ломается то в одну, то в другую сторону, нет слаженности (зато, как потом выяснилось, есть стабильность).
Обгоняем и потихоньку уходим в отрыв, хотя отрываться, в общем и не планировали, как-то само получилось. Достаю трофейную китайскую телескопическую лыжную палку – чудо, а не девайс! Даже не ожидал, что так легко и органично начну ей толкаться. Тренировок-то с ней не было. Только-только доставили.
Идем – супер. По сравнению с прологом трасса кажется сказочно подготовленной. Она достаточно жесткая, ясно читаемая (по бокам лес), но не узкая (ширина – пара метров). И, что для нас особенно важно – очень похожа на ту, где мы готовились. По всему – по рельефу, по структуре, поворотам, ширине, внешнему виду…
Проходим пятнидцатикилометровую отсечку, по секундомеру двигаемся как раз около часа. Выходит, и объективно скорость наша вполне приличная. Идем дальше. Основная цель – догнать Михаэля и сесть ему на «хвост».
Идем, ходко, а Хесса все не видим, хотя ясно, он где-то близко. Как, впрочем, и Брагин, которого иногда даже чуть-чуть слышно. В какой-то момент я решаю дать собакам снеки. Останавливаемся, кормлю. Как раз к концу кормления сзади появляется Брагин. Стартуем и я снова от него ухожу. Правда, не без потерь. Оказывается, что китайская чудо-палка сломалась. Как это произошло я не заметил. Просто обнаружил результат. Выяснилось, что ее легкий вес связан с экстремальной тонкостью стенок, которая не компенсируется никакими хитрыми технологиями типа баттинга, т.к. они попросту не применяются в этом изделии. Жаль расставаться с палкой, с ней было хорошо.
Вот впереди появляется Михаэль Хесс и привычно становится моим паровозом. Едем с ним вместе до чекпойнта. Он его проходит без остановки, а я решаю остановиться, чтобы дать собакам воды. Останавливаюсь. У меня спрашивают, чего мне дать, отвечаю, воды. Опять вопрос: «Тебе или собакам?» - «Собакам, конечно!» (про себя я как-то вообще не подумал, о чем далее по трассе сожалел ;) Быстро пьем (или даже почти не пьем) и – в путь – снова догонять немца, которого уже почти не видно. Отрыв – метров 800-1000.
На его преодоление уходит довольно много времени и сил, но все же в какой-то момент я снова настигаю Михаэля. Мы уже движемся порядка 4 часов: время снова кормить собак. Мы спокойно «висим» на немце, собаки которого явно устали и идут не особо быстро. Это дает моим собакам хорошую возможность отдохнуть физически и психически: такое паровозное передвижение значительно отличается от форсированного догоняния кого-то, кем вроде бы еще и пахнет, но уже почти и не видно. Итак, в какой-то момент я останавливаюсь и кормлю собак. Помню, как меня в это время грела мысль о том, что само это кормление уже дает нам преимущество перед Михаэелем, т.к. время у нас с ним примерно одинаковое, но собаки у меня будут немножко более отдохнувшие и сытые. После кормления мы быстро снова догоняем его, как и было задумано, идем дальше. Все это соответствует где-то 55 километру дистанции.
И вот потихоньку нас начинают догонять. Сначала, кажется, Брагин, потом Радивилов. Потом мы обгоняем кого-то. Потом этот кто-то нас. В какой-то момент идем в три упряжки. Но видно, что качество движения у всех снизилось, а у меня, кажется, больше всех. Потихоньку интервалы растягиваются и мы все сильнее отстаем. Кажется, как раз здесь нас обгоняет первая партия скиджеров.
Проходим волонтеров на отметке 65 км (это как раз поворот с дороги). Выходим на озеро. Звоню помощнику Леше, как и договаривались. Ура: скоро финиш. Но ничего подобного! Это не то озеро! Это маленькое промежуточное озерцо, на которое я на карте и внимания не обратил. Собаки идут не особо, начал очень сильно греться Ирвин, который он просто заваливается на ходу и начинает кататься в снегу. Отдыхаем, идем дальше. Снова лес, а потом, наконец финишное озеро.
Вижу фотографа, радуюсь, что наверное уже совсем близко к финишу. Но мы не идем. Мы купаемся в снегу. Вернее, Ирвин купается, Вито лежит, Дейзи ест снег. (Думаю, кстати, что такая последовательность вполне отражает степень перегретости). Так что прогноз Синоптика ездового спорта Брагина оказался верным. Пытаюсь действовать его же методами, но это практически бесполезно. Действеннее было бы поливать, но вода кончилась.
Нас обходит какая-то упряжка и скиджеры. А мы за них и зацепиться толком не можем. Хотя, миллиметр за миллиметром ползем. Если бы можно было объяснить собакам, что до финиша всего 2-3 километра! – они бы обязательно мобилизовались и пошли даже через «не могу» и перегрев. Но они этого не знают, а я не в состоянии донести эту простую мысль!
Трасса по озеру идет не такая, как на прологе, а гораздо более жесткая. Это и хорошо, т.к. не надо пахать, но это и плохо, т.к. она более травматична для лап собак. В какой-то момент замечаю, что у Вито нарушилась походка: начал хромать. То ли что-то с подушечками, то ли еще какая-то микротравма. Понимаю, что его нужно сажать в полог, так как каждая собака в упряжке, которая идет «не в ногу» с другими, не только не способствует скорости, но и дает лишнюю и неравномерную нагрузку на других собак – а это снова риск травм. Сажаю Вито, но вито в пологе сидеть отказывается. Ставлю его снова. Кое-как идем. Перед финишем ускоряемся и, наконец, финишируем. По ощущению, на «озерную часть» мы потратили больше часу, хотя ходу там от силы на полчаса (это если на уже уставших собаках, а так – минут 20, там, кажется, около 7 км).
Прошу ветеринара посмотреть собак. Ветеринар говорит, что все в порядке, но обещает снова посмотреть вечером.
Сажаем собак на растяжку. Проверяю лапы. Задние у всех в порядке, у Дейзи и Вито забита одна из передних. Плюс у Вито небольшие трещинки на подушках. Решаю идти следующий этап на 6-ке, т.к. возможности снять собак с возвратом в команду на 3 этапе не будет.
 
Третий день. Он же второй этап.
Итак, старт. Мы должны были стартовать вторыми, но оказались первыми. Старт смазанный, но упряжка расходится и мы выходим на вполне приемлемую скорость. Я и не гоню: боюсь, что опять перегреются. Но это случается и на той скорости, с которой мы идем. Причем, собаки начинают купаться в снегу уже где-то на 7-8 километре пути. А впереди еще 60! Периодически останавливаемся, отдыхаем, потом бежим снова. Бежим быстро, и это не моя инициатива, а собачья.
Но у меня в голове только одна мысль: сниматься или нет. Взвешиваю все за и против: состояние собак, положение в таблице, перспективы.
Но в конечном итоге я все же решаю сниматься. Очевидно, что на результат по такой погоде мы не пройдем, а идти просто, чтобы пройти смысла нет, тем более, что это может повредить собакам.
Выходим на твердую дорогу и бежим к чекпоинту с заметным ускорением. Вроде бы решение сняться принято, но собаки проскакивают чекпоинт и несутся дальше. Впрочем, длится это недолго, видно, что всем жарко и упряжка устала. Разворачиваемся и едем заявить о том, что все же снимаемся с гонки.
Надеюсь, в 2013 гонка сложится для нас иначе!
 
P.S. В этом отчете я совсем ничего не сказал о самой гонке и разного рода приятных организационных моментах. О том, как удобно был организовано размещение и стек-аут, о том, как грамотно и красиво была выстроена драматургия гонки. Я не упомянул о том, что с Кристиной Вознюк мы вместе начинали наш путь в ездовом спорте и, поэтому, к этой гонке у меня было особое отношение. Для меня KALEVALA– это гонка моих друзей. Я также не поблагодарил моих помощников на гонке и за ее пределами, моего тренера Сергея Собова и Юлию Мильдзихову (питомник Snow Shade), которая доверила мне на сезон своих замечательных собак: Гриффин, Габи и Акселя. Я не написал обо всем этом потому что все это уже было многократно сказано устно, но тем не менее, пусть хоть и кратко, моя благодарность всем, кто меня поддерживал, будет опубликована и здесь.